May. 30th, 2012

stas_senkin: (Default)

Произошло это происшествие весной 1994 года. Молодой американец по имени Роналд Опус решил покончить с собой. В предсмертной записке было написано, что он, Роналд, пошел на этот шаг из-за финансовых трудностей и непонимания со стороны родителей.

После написания этого послания мистер Опус залез на подоконник и бросился вниз с девятого этажа. Маловероятно он сделал бы это, если бы знал, что работавшие в тот день в доме мойщики окон натянули на уровне седьмого этажа страховочную сетку. Так что, пролетев два этажа, Опус просто рухнул бы на пружинящую сетку с мокрыми штанами, но вполне живой. Но тут вмешался фантастический случай. Просто-таки фатальное невезение!

Когда Роналд пролетал мимо окна восьмого этажа, в его голову из комнаты попал заряд дроби, выпущенный жильцом на восьмом этаже. Пока полиция доставала труп с сетки и устанавливала личность покойного с почти полностью снесенной выстрелом головой, детективы решили, что стрелявшему - нужно предъявлять обвинение в непредумышленном убийстве. Ведь если бы не выстрел, Роналд Опус остался жив, упав на сетку.

Дальнейшее разбирательство обнаружило новые факты. Оказалось, что старик стрелял в свою жену, но не попал, и заряд угодил в окно. Значит, мелькнуло у детективов, нужно корректировать обвинение - к непредумышленному убийству добавить покушение на убийство (жены). Просто в моменты гнева и ссор с женой он всегда хватал со стены незаряженный дробовик и делал ″контрольный выстрел″ - пугал жену щелчком курка. Это было уже как бы семейным ритуалом. По утверждению обоих супругов дробовик всегда висел на стене и никогда никем не заряжался. Значит, в соответствии с американскими законами, обвинение в непреднамеренном убийстве теперь лежало на том, кто тайно зарядил дробовик.

Кто? Выяснив, что свободно войти в комнату задиристых супругов мог только их сын, полицейские детективы связались с его другом и выяснили много интересного.

Зная, что отец часто угрожает матери висящим на стене оружием, сын тайно зарядил его, надеясь, что при первом скандале тот застрелит мать, а сам попадет за решетку. Однако последние несколько недель супруги жили на удивление мирно, чем несказанно огорчали неудавшегося мстителя. Где он, этот подонок?

Как где? - удивился старик.

- Сын живет этажом выше...

Да, искомым сыном оказался сам... Роналд Опус! Это он зарядил дробовик, а когда месть не удалась, в отчаянии выбросился из окна. И был застрелен своим же зарядом. Своим же отцом. Которого хотел засадить в тюрьму. Самоубийство свершилось, хотя и не совсем так, как этого хотел Опус...

Хотя вся эта история и похожа на выдумку, но она является фактом, зафиксированным!

stas_senkin: (Default)


Мой вольный дух с детства прищемила среда,

как пальцы дверьми. Кровь стыла от воспитания

и я уже не видел себя вне стаи Homo sovetikus. Ужимки

лагерных авторитетов, давление семьи и школы:

всё это отравило мою душу и с этой отравой мне

жить до конца дней моих. Но Север не гниёт –

Север даёт о себе знать во всех критических ситуациях.

Один психолог говорил, что всего 5% людей моего

склада характера доживает до тридцати лет. Мне 36.

Я всё ещё жив. Жизнь мне подарил Христос, когда я

отправил себя в добровольную тюрьму на восемь лет.

Монастырь стал мне и армией - в настоящую меня не взяли

из-за редкого заболевания крови - моей школой жизни,

а монахи на какое-то время моей семьёй. Меня терпели, потому что

Христос даровал мне голос, слух и хорошую память, а также

потому что видели, а порой и понимали  мою борьбу с самим собой, когда

падая и расшибаясь, я всё равно вставал и упорно двигался дальше.

Я научился выживать в обществе, оставаясь белой вороной,

потому что если меня клевали, я терпел, даже истекая кровью,

или же исполнялся яростью. Ярость – это не раздражение,

когда тебя царапает сердце какое-нибудь явление жизни

или человек; это и не гнев, когда ты можешь оскорбить или побить

кого-нибудь - раздражение, оно как соль в глаза, неприятно, и

хочется гавкнуть или залаять. Кто поступает так, пусть помнит -

лев молчит, но его все боятся, пёс лает, но в него бросают камнями.

Гнев же опьяняет человека, но после этого всегда наступает похмелье.

Человека душит стыд и страх, а также чувство опустошённости.

Но ярость – это абсолютно аморальное чувство, освежающее дух.

Она чиста как младенец и безумна как настоящий мудрец.

Как лев, вырвавшийся из клетки, ты бросаешься на противника,

в тебя стреляют, но ты не чувствуешь боли, лишь  неопаляющий

огонь в душе и то безумие, которое заставляло берсерков в бою

наносить раны самим себе, если рядом не было противника.

Гнев – это чувство побеждающее разум, ярость – это когда

разум отпускает душу на свободу, чтоб она вспомнила

далёкие сражения предков. Гнев заливает очи кровью и

разум слепнет от багровых укусов, мораль и убеждения треплются

как тряпка на ветру и после ощущаешь себя грязным.

Но ярость просветляет разум, вещи теряют свою ценность,

в том числе и твоё тело, которое воспринимается как одна из вещей этого мира.

Тебя бьют, но удары не оставляют следов, сталь гнётся в руках,

а время склоняется перед тобой, как перед господином, и ты

можешь по своему произволу ускорять или замедлять его.

В такие моменты понимаешь, что свободен и сливаешься со вселенной.

Гнев и страх – близнецы братья. Ярость же считает братом

Самого Бога. В эти редкие секунды ты чувствуешь жизнь,

как один яркий пламенный миг. Это одновременно

любовь к жизни и любовь к смерти, начало и завершение

твоего пути. Не обязательно, что ты прыгаешь или бегаешь,

как лев по арене цирка, ты можешь молчать и не пошевелить

в ярости даже пальцем. Но как свеча ты загораешься от

вечности и любой чужой гнев бежит от тебя как ночной мрак от солнца.

Что ж, я так и остался внутри северным варваром, вне морали

и со специфическим пониманием Добра и Зла. Если я совершаю

Добро, то не потому что так предписано, а потому что

тянется душа, с таким же успехом я могу быть и аморальным

с точки зрения традиционной морали. Когда я совершаю поступок,

то наблюдатель для меня ничего не значит. Я не дрессированная

собачка, на которую смотрят в цирке и освистывают, если

она плохо исполняет номер, или кидают кусочки сахара

за предоставленное удовольствие. Нет, не так!

Я благодарен Христу за спасённую жизнь, но считаю Его

не Господином, а Братом, отдавшим за меня Свою жизнь.

И книги мои нравятся многим не потому что я владею пером

или хорошо изучил быт монастырей – за декорациями

смысла в них вы чувствуете вольный дух Русского Севера

и яростное, но чистое кипение крови последних викингов.

Но если викинги посвящали себя богу Одину, повиснувшему

на древе, то я посвятил свою жизнь распятому Христу.      

Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:42 am
Powered by Dreamwidth Studios