May. 31st, 2012

stas_senkin: (Default)


По натуре я человек простой и холостой, безобидный,

но могу и в морду дать. Зовут меня Юрой, Георгием то бишь

по-православному. За свою простоту мне приходится немало

страдать. Угораздило меня в своё время уйти в монастырь.

И попал я не в какой-нибудь монастырь, а в столичный.

Если вы понимаете о чём я, норов у тамошних монахов

весьма задиристый и высокомерный. Меня – деревенщину

там часто терзают по всяким пустякам, но игумен держит

в трудниках, ведь образованным москвичам нужна какая-никакая,

но обслуга. Я впрочем не переживал бы так, но простота моя

такого свойства, что бывает ляпну такое, за что потом стыд

неделями гложет мою душу. Так вот, есть у нас в монастыре одна

прихожанка – Наденька. Женщина она очень мягкая и

сердобольная и сердце её ко мне прикипело. Это не

то, что вы подумали. Я ведь уже пятидесяти пяти лет отроду,

в бобылях проходил, огорчая бедную мамашу мою. Видела

Наденька, как терзают меня порой братия и жалеет она меня.

Бывает принесёт носочки там шерстяные или кофточку, пряничков –

всё утешение, иногда посидим на лавочке я ей душу-то и

изливаю – игумен-то наш строг отец, всего доверить нельзя. Так вот,

помимо основных послушаний, мне доверено кормить

бездомных – питание в монастыре у нас обильное и сытное,

остатки-то жалко выбрасывать, да и грех это – небрежение.

но иногда келарь забывает затариться и остатков не случается. Так вот,

в один день остатков с трапезы никаких не было, кроме компота,

собрались бомжики, а я им и говорю: - нетуть ничего. Только если

компот. - Стою, значит с половником и большим бидоном и готовлюсь

разливать по их баночкам. - Как это нету! Такой большой монастырь

и ничего нет?! - Возроптали бродяги. И один из них, скуластый такой,

уже наполненную баночку с компотом – швырк, мне в лицо. Компот

полился по халату и всю Наденькину кофточку залил. А я вам

говорил – хоть парень я и простой, но могу и в морду дать. Я и дал.

Скуластый как рухнет на асфальт, бомжики как завопят – Уа!

Выбегает, значит, из ворот сторож, по идее он за меня должен был

заступиться, но как назло игумен подъехал с какого-то праздника.

Сторож-то за зарплату сидит, побежал к двери автомобиля, открывает,

как собачонка ручку лобзает, а скуластый лежит метрах в десяти,

я стою красный и в компоте и бомжики, как увидели игумена – ещё больше

завопили – Уа! - Что здесь происходит? - Игумен спрашивает у сторожа,

а тот ведь хочет отмежеваться от конфликта. - Да вот, говорит Юра

странника избил. Вот вам крест! Так и сказал, странника. Не в духе

был старец и как рявкнет: - вон сейчас же из монастыря! - Затем, как

ни в чём не бывало, быстрым шагом пошёл к себе. Я за ним, мчусь,

значит. - Простите, говорю. - А я тебе сказал, собирай вещи! – непреклонен

игумен. Сегодня же что б тебя не было! Денег не дам!

- Развернулся к охраннику. – проследи, чтоб и духу его не было!

- Тот кивает и уже волком на меня посматривает. Я доволокся в келью.

Собрал рюкзачок, положил свою любимую книгу Силуана Афонского в

пакет и понурившись выхожу. Смотрю отец Пётр – звонарь - идёт бить к вечерне.

- Как дела, Юра? – спрашивает. - Да вот, игумен выгнал. – А-а! Ну ничо, ты потерпи,

Господь управит – кивнул и полез на колокольню. И тут как раз Наденька идёт, радостная.

Как увидела меня угрюмого, сразу стала приставать с вопросами: - как да что?

- Объясняю всё. Она и говорит, - идём пока ко мне. - Женщина она видная,

лет, значит, примерно моих. Одинокая. Ну я кашлянул в кулак, боязно,

как бы греха что ль не вышло. Но пошёл. Не на вокзале же ночевать?

Так вот, пришли, значит, к ней. Она меня чаем напоила и говорит:

- нервный ты какой-то стал, Юрий. Есть у меня знакомый психолог,

да нет, православный. Я тебя завтра к нему отведу и денег дам за приём,

он мне ох как в своё время помог. И тебе поможет. Ты верь мне.

- Хорошо говорю, психолог так психолог. Расстелила она мне. Я

прилёг, очки надел и решил почитать святого Силуана, как его

душа о Господе скучает. Пишет преподобный, что Дух Святый всех

любит и нам даже демонов надобно жалеть, ну, чтобы Дух вселился.

Так я и задремал. Заутро Наденька будит. –  я на работу, ты к психологу.

 Вечером что б у меня был, ясно? - я глаз потираю. – ясно. – Она на бумажке

 адрес написала, денюжку в карман положила и отправила, – он уже ждёт. –

Доехал по адресу, захожу в кабинет. Смотрю, иконы, всё нормально.

Психолог улыбается. - Я от Наденьки, говорю. – Я уже понял.

Поговорили мы с ним, он всё о монастыре интересовался, зачем пошёл.

- Ты ж парень-то видный, Надежда Васильевна говорит, что работящий, создал бы

семью. – и подмигивает мне. Я глаза тру. - Не знаю, говорю, как быть.

Психолог руки скрестил по особому, в глаза мне смотрит, - есть

такая индейская мудрость племени Дакоты: - Если ты замечаешь, что

едешь на мёртвой лошади, слезь с неё. – И смотрит опять на меня пристально.

Я соблазнился индейцами-то и на иконы кошусь, - а вот преподобный Силуан…

Психолог перебил пальцем по столу – бац! – достал бумажку, читает:

 но,  что мы, неразумные, вместо этого делаем, достаём более сильный кнут, так?

- Я киваю, думаю, меня что ли называет лошадью? Почти обижаюсь. Молчу.

Психолог продолжает - мы меняем всадника или говорим себе:

 "а мы и раньше скакали на мёртвой лошади", так? – Так, - киваю.

- Мы создаём рабочую группу для изучения мёртвой лошади;

мы посещаем другие места, чтобы посмотреть, как там скачут на ней;

мы создаём отдел по оживлению этой мёртвой лошади, - психолог посмотрел

на меня и улыбнулся, - ты хоть понимаешь о чём я? – Ну да, говорю.

- Он откинулся на спинку стула и положил листок на стол. –

В общем, не буду продолжать дальше. Смысл индейской мудрости

в том, что хватит оживлять мёртвую лошадь! Дай ей умереть спокойно

и Господь – психолог кивнул на священное изображение Иисуса Христа –

всегда даст тебе новую. А ведь Надежда Васильевна тебя хвалила. – психолог опять мне

подмигнул и доверительно так говорит. – Изгони, Георгий, дьявола из своей жизни,

что тебе этот монастырь? ну не мучь ты, бедолага, себя по напрасну. Хорошо?

 - Так вот, стало мне обидно, что он меня индейской мудростью той прижал

и захотелось мне, чисто по-православному, его осадить. – А вот Силуан Афонский…

- Психолог опять пальцем по столу. – бац! – почему не можешь изгнать дьявола?!

И тут я ляпнул. – а у меня симпатия! – Психолог ошарашено осмотрел

меня и ни одна дырка на моём подряснике не осталась незамеченной. –

Как симпатия, к кому? – К дьяволу, говорю, симпатия, дух иначе не вселится.

- Какой дух? – Психолог сразу как-то поник, испугался, оторопь что ли его взяла?

 – В общем, ладно, у меня клиенты скоро, ты иди, денег с тебя не возьму,

 Надежде Васильевне от меня ба-альшой привет. Ну! – психолог улыбнулся.

 – симпатия к дьяволу, говорите? Это тяжёлый случай. Всего хорошего…

 Вечером говорю Наденьке – Надежда, хош не хош, а я на поклон к игумену. –

Ладно, отвечает, - иди, спи. – Выспался я хорошо. Пошли мы с ней вместе на утреню,

я игумена отыскиваю и – бух – поклон перед ним в присутствии братии.

Он улыбается, зубы золотые сверкают в свете свечей. Довольный, чертяка!

До сих пор в том монастыре подвизаюсь.

Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios