Sep. 5th, 2012

stas_senkin: (Default)


Полвека назад родился в городе Находка Савеццкаго Союза
младенец, которого назвали Евгением. Как и любой малыш,
Женя радовался солнышку, травке, шумному морю и ласковой маме.
Повзрослев, мальчик ощутил, что ему нравятся другие
мальчики. В шестом классе он даже влюбился в одного
статного чернобрового мальчугана-озорника,
что сидел с ним за одной партой. Женя с ним часто гулял
и игрался. Однажды они пошли вместе делать уроки к нему
домой, где стали бороться и дурачиться. Как бы невзначай Женя
положил свою руку на коленку друга и по-щенячьи влюблённо
посмотрел ему в глаза, Женино дыхание стало прерывистым, а
душу переполнила нежность - трогательное светлое чувство...
В порыве нахлынувшей страсти Женя поцеловал ручку мальчугана.
Но ужас! - внезапно лицо друга посерело, как будто кто-то невидимый
сорвал с него волшебное покрывало; его перекосила гримаса.
Он отодвинулся от Жени как от прокажённого, по змеиному
прошипев - "отвали! пидарас-с-с что ли?!".
Сказать что Жене плюнули в душу, значит не сказать ничего -
его душу просто окунули в чан с нечистотами, чтобы не забывал про
законы Мордора, в котором ему довелось родиться.
Женя замкнулся, стал угрюмым, с другом своим рассорился и
часто ловил на себе его насмешливый взгляд, когда тот 
разговаривал с другими пацанами. Затем семья Женина переехала
во Владивосток. Он стал прогуливать учёбу и хулиганить.
Влечение его к мальчикам усилилось, но он старался сдерживать
его изо всех сил, тем более, что во дворе уличные пацаны рассказали,
что таких как он в местах заключения загоняют под шконку и вручают
особенную тарелочку с дыркой. Женя вступил в долгий период
борьбы с своим влечением - весь юношеский романтизм расстаял
как мираж, оставив непреложную истину - он не романтический гей,
а просто грязный пидарас. Лишь когда спускалась ночь, Женя под одеялом
предавался подростковой страсти, пыхтя от возбуждения и представляя
перед собой мальчиков и дядь в различных позах. Спустившееся
с цепи воображение уносило мальчика в глубины напряженного разврата,
сладкого и отвратительного. Как противно! - скорбел Евгений, но ничего
не мог с собою поделать. Каждый раз, истощившись после бурной ночи,
Женя плакал от унижения - почему все люди как люди,
а он - грязный пидарас! Но не быть тому! Терпение и труд всё перетрут...
... На выпускном вечере, как это было принято в Мордоре, все выпускники
нажрались и Женя решил выполнить заветную мечту - трахнуть одноклассницу.
Она ему никаким местом не нравилась, но неукротимая воля, что
проявлялась в характере Жени всё сильнее с каждым годом, казалось бы
могла сделать из него - грязного пидараса - былинного натурала.
Одноклассница оказалась та ещё блядь и приняла настойчивые ухаживания
полупьяного Евгения. Они пробрались к ней домой.
Женя, гримасничая от отвращения, начал стягивать с неё одежду,
внутренне собираясь для штурма. Но увы! Его воля, которая казалось бы
могла сгибать гвозди на расстоянии, не смогла поднять его уд на не ту
цель. Это был ужасный грёбанный стыд, сравнимый с моментом, когда
его нежность и страсть грубо отверг школьный друг. Одноклассница
высмеяла Женю и выгнала на улицу...
С тех пор Евгений ушёл в долгий период саморефлексии - он вырос,
возмужал, занялся праворульными машинами, ездил в Японию, где
пытался за деньги эксперементировать с тян, но терпел фейл за фейлом. 
Время шло. Евгений приучился врать, врать во всём и всегда,
став чужим среди своих, и своим среди чужих.
Наконец, пал железный занавес и орки из Мордора начали общаться
с людьми по ту сторону, Евгений понял, что отношение к таким как он
заграницей гораздо лучше, чем на родине. Он вновь стал пытаться
оправдать и обелить себя - придать своему влечению романтический флёр,
как чистой и возвышенной дружбе греков Патрокла и Ахилла...
Но тут от сумы и до тюрьмы попал наш гей за решётку и воочию убедился,
что таких "романтиков" загоняют по шконку жилистые татуированные Ахиллы.
Чистотой тут и не пахло - питухи и пидарасы сидели возле параши,
мыли её, ублажали Ахиллов на коленях с заведёнными за спину руками,
чтобы не "зашкварить". И даже били их исключительно снятым с ноги
сапогом. Эти сцены запечатались в его память накрепко.
Он часто ловил на себе острые взгляды питухов, которые шестым чувством
угадывали в нём своего. Они были жалостливые и страдающие, как бы говорящие
Жене - "Ты наш Моисей, которого египтянине считают своим. Выведи нас
из рабства запарашного...". 
После тюрьмы Евгений, как говорят, ударился в религию. Как и многие другие,
понял он, что религия - последнее прибежище пидараса: -
"...Идеал целомудрия, а не так называемой "нормальной сексуальности",
должен стоять перед глазами инвертированного от рождения. - сказал ему один
старец, которому Женя решился излить душу. - В нём, может быть, и нет
задатков качеств обычного человека, но, возможно, он скрывает в себе задатки святого!".
Аминь! Аминь! Женина воля не могла поднять уд на тян, но ноги-то подчинялись ей.
И пустился наш Афанасий в путешествие за три моря. Влекло его неудержимо
заграницу на родину педерастии, Патрокла и Ахилла - Грецию.
Всеми правдами и неправдами он добрался до Греции и поселился на
Святой горе Афон. Вот оно! Вот оно! Место его мечты!
Здесь Женя приобрёл новой имя - Афанасий, уважение православных хомячков,
келлию и Land Rover, что прикупил ему высокопоставленный Владимир Соловьёв.
Всё бы то ничего - жизнь удалась!
Только не мог геронда Афанасий забыть взгляд питухов возле параши, взгляд
умоляющий - "изведи нас, новый Моисей, из рабства запарашного!"...

продолжение следует

Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 10:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios