Jan. 28th, 2012

stas_senkin: (Default)
Я заметил, что при выходе очередной книги начинаются какие-то искушения и многие истории, будучи выдуманными, начинают приобретать плоть в событиях повседневности. Поэтому писательскую долю вряд ли можно назвать счастливой. Это борьба с самим собой, подчас жёсткая и безуспешная. Если при этом писатель не признан читателем, то ситуация становится почти трагичной. Слава Богу, что мои книги нашли своих читателей на нашей небольшой православной планете. Однако бывает очень трудно, как и сейчас, когда уже год не можешь взяться за перо. А последняя книга по уровню сопереживания главному герою заняла особенное место. Вот и сейчас вроде бы радоваться нужно, что вышла книга, а чувствуешь себя выжатым как лимон.
Но по-видимому выбор у меня небогат, работу найти не получается, поэтому не мытьём так катаньем жизненные обстоятельства складываются так, что придётся снова сесть за настоящую свою работу. Хотелось бы чтобы творческий и жизненный кризис пошёл мне на пользу и следующая книга послужила жизненным уроком для всех сомневающихся и разочарованных. А своему кредо я изменять не собираюсь - это изложение правды жизни, пусть и суровой, и чёткое знание того, что добро всегда побеждает зло. Так что благословите в новое плаванье. Надеюсь начать на днях.
stas_senkin: (Default)
Если бы Бога не было, Его нужно было б выдумать, сказал Вольтер. Горький говорил, что мы уже слишком умны, чтобы верить и слишком слабы, чтобы не верить. Весь двадцатый век прошёл под девизом "не верю", что впрочем не помешало человечеству совершить гигантский технологический рывок. Религиозный атеизм ушел с распадом СССР и многие из нас стали возвращаться к вере отцов - православию. И вот часть из нас продолжает стоять на позициях теодуции и упёртого охранительства, другие тревожатся и сомневаются, а иные и вовсе остаются православными лишь в культурном отношении, будучи обычными агностиками и даже атеистами. Религия продолжает быть хранилищем общечеловеческих ценностей любви, терпения и взаимовыручки, но уходит то усилие, которое многие века сопровождало жизнь христианина. Никому уже не кажется зазорным устраиваться хорошо на земле, считая что средневековый дуализм духа и плоти преодолён количеством нового знания, которое за последние века выработало человечество. Но факт остаётся фактом: с желанием человечества устроить из Земли оазис для себя, из его жизни уходит искренняя вера, что напрямую зависит от количественного преобладания телесных представлений в человечестве. Чем цивилизованней та или иная страна, тем меньшую роль там занимает религия и наоборот - в дичайших странах Африки господствует право средневекового шариата. Фактически гедонист не может оставаться настоящим христианином, мусульманином или иудеем. Но для большей радости гедонист не может быть без идеи вечности и собственного бесмертия. Поэтому в последние десятилетия набирает обороты мощное движение Нью-Эйджа. Авторитарный Бог-правитель заменён в Нью-Эйдже непостижимой, но дружелюбной человеку Вселенной, а сам человек из раба Божьего превращается в творческого созидателя той же самой Вселенной, которая является отражением внутреннего сознания человека, - из твари Божьей, хоть и носящей образ и подобие Божье, человек становится соавтором Вселенной и на него возлагается ответственность как за количество Зла, так и за количество Добра, которое есть в его жизни. Человек в Нью-Эйдже уже не просит Бога в молитве, но творчески преображает Вселенную, которая доставляет ему всё необходимое по мере его уверенности. Мне приходится много общаться с православными и могу сказать, что многие из них на поверку являюся агностиками, верующими в Нью-Эйдж, хотя и выражают свою веру в терминах православия.
Этот пост я пишу, потому что вижу как, после десятилетий относительного единства, православие изнутри начинает делится на два лагеря агностиков-гедонистов, для которых идея вечной жизни является дополнением к той радости, которые они уже имеют за Земле. Во второй лагерь я бы поместил упёртых сторонников средневекового христианства со строгим, хоть и милующем, авторитарным Отцом, связь с которым держится через постоянную просительную молитву. Это два абсолютно разных по духу лагеря. И хотя людей этих ещё объединяет Святое причастие, но они клеймят друг друга "обновленцами" и "параноиками". Как и в любой борьбе партий есть в православии и центристы, которые принимают идею "царского пути" ради самого "царского пути", но даже и они в глубине души принадлежат либо к "параноикам", которые в тоже время являются охранителями традиций, или же "обновленцами", которые убеждены что демократические идеи более соответствуют духу христианской свободы во Христе, чем православный дух имперской унификации.
Пока победил имперский дух, но ведь имперский дух победил и во время Сталина, являющегося убеждённым атеистом, хотя многие священники приписывают ему криптохристианство. И когда я вижу новое столкновение демократических сил в церкви с имперцами-охранителями, я часто думаю, в какой же из этих сил проявляет Себя Бог? Можно ли назвать сам тот имперский дух Богом? Даже самые упёртые охранители согласятся, что Бог - ни в коем разе - не демократический и не имперский дух. Это Дух Святой, любовь и всепрощение, дарующий человечеству вечную радость в Царстве Небесном. Так почему же мы все ведём себя так, как будто никакого Духа Святого нет и в помине? Человек слаб, скажут охранители, но Бог силён. Человеку требуется идея порядка, чтобы сохранить веру. Недаром вера наша именуется ортодоксальной. Человек закрепощён, - скажут демократы - и только свобода может проявить его лучшие качества, а любая душа по природе христианка. Однако почему раскрепощённый Запад проявляет такие чудовищные для христианского сознания качества как культ порнографии и гей-культуры, чьё необычайно пошлейшее выражение европейцы созерцают во время так называемых парадов гордости? Раскрепощённый Запад раскрепощается не только от дурных сторон средневекового сознания, но и от господства в его душе самой веры, которая покидает раскрепощённого человека, оставляя его гореть в либеральном аду.
Означает ли это, что истинный православный - это упёртый имперец, который безкомпромисно стоит на позициях православия, сражаясь с любым демократическим веянием? Но ведь тогда пример истинного православного - это Кирилл Фролов, которого многие раскрепощающиеся продвинутые православные почитают за параноика... (?)
Как я уже говорил, всегда есть центристы, но их "царский путь" всего лишь путь.
Бог проявляет себя не в имперском сознании, не в демократической свободе, а в ежедневной жертве Христовой, которая приносится во всех храмах во время литургии. И чтобы жертва приносилась постоянно, необходимо сохранять церковь, а это не возможно без сотрудничества с империей в лице правителей - "всякая власть от Бога". Но здесь ценится в большей степени личная преданность отеческим гробам и традициям, чем высокие моральные качества, которыми современные православные, увы, не богаты.
В ближайшее время перед нашими глазами будет обостряться борьба имперского и демократического сознания в коллективном бессознательном рунета. Церковь уже разделилась на два непримиримых лагеря, куда в большей степени непримиримых, чем славянофилы и западники. Из того, какой дух победит в этой борьбе, и будет сформирован облик будущего православия. Думаю, происходящее слишком серьёзно, чтобы придавать сему шутливное, фотожабное, значение. Буквально на наших глазах твориться история и эту историю мы формируем сами.

Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios