Feb. 28th, 2012

stas_senkin: (Default)

Расколотая православная общественность
бурно обсуждает ужасную бабскую выходку в ХХС:
что сделать с сими кощунницами в масках -

"Ущипнуть" или четвертовать на лобном месте?
Посадить ли лет на шесть или миловать
ради отсутствия у этих музыканш-кликуш всяких мозгов?
Выскажусь и аз об этом кощуне и пройдусь по нецим разговорам
около сего безобразного масленичного помешательства.

Ну во-первых выходка панкерш стала весьма успешной,
породив тысячи комментов в жж и удостоившись пОстов
от влиятельных церковных бонз - троллинг кликуш удался на славу.
Если взять середину мнений деятелей креста и чаши, то это будет:
посадить блядей лет так на семь. Аргументы как всегда жгут:
"А если бы в Соборной мечети Грозного случилось что-то подобное?!".
"Да за такое во времена Иосифа Волоцкого зарывали в землю!".

Так вы что реально хотите чтобы вернулись времена прп. Иосифа?! :)
Верните с Афона геронду Афанасия-питухоборца
и вручите ему право карать кощунников,
станет шейх Святой горы вашим цензором и учителем.
Будем жить-поживать под началом таких учителей
как в Саудовской Арабии и резать головы на площадях
за косой взгляд в сторону иконы Христа Спасителя.

Но это ладно! Кто-нибудь может вразумительно ответить,
как панкушки протащили в ХХС свои гитары и электроусилители?
Как сей феминистический табор проник через систему охраны?
Я хорошо знаю её, как и вы, кстати, - там стоит рамка металоискателя,
и в том, что не задержали панкушек, мне видится либо попустительство охраны,
либо полное её омрачение. Либо подкуп. А что, платят охране мало -
почему бы не подзаработать? Других выводов я сделать не могу.
В любом случае бремя вины лежит не на бесноватых девахах,
а на ротозеях охранниках. С них и весь спрос!
 
С точки зрения русской православной традиции - сии панкушки -
реальные кликуши и бесноватые, которые были на Руси всегда.
Но относились к ним даже в тёмные века милостиво,
просто не пуская их в храмы, дабы кликуши не мешали молиться.
Само агрессивное поведение церковных бонз, не ровно дышащим
к сим несчастным кликушам и признающих их вменяемыми гражданками РФ
говорит об их невменяемости, как православных людей,
находящихся в традиции.

"Да вы хоть понимаете где они это сделали?! суровые дядьки
упрекают Кураева. - На солее ХХС, а это святыня!!!".

Ну во-первых, святыня это мэрская, а не церковная.
Во-вторых, я сам видел как там в лавке продавали часы с Христом,
Богородицей, а так же богоборцами Лениным и Сталиным.
Это ли не кощунство?! Напомню, что Ленин говаривал,
что "всякая идея боженьки есть труположество".
Я вот сомневаюсь, чтобы подобный кощун мог бы
произойти в том же Елоховском соборе.
Благодать просто не позволила бы превратить собор
в шутовской балаган.

Да и ещё - почему покойный патриарх Алексий
решил-таки быть похороненым на земле Елоховского собора,
а не ХХС? Потому как знал: было бы логично, но вряд ли прилично.

А вот нынешнему церковному диктатору
подобной милости Божьей уже не избежать.
Поэтому, бонзы церковные, проявите милость к кликушам,
ибо помышляете вы сейчас о человеческом, а не Божьей.
О своём падающем авторитете, о хихикающих втихую муслимах
и о том, что, возможно, это акция - лишь начало пробуждения антиклерикализма,
который дремал несколько десятилетий в глубинах
коллективного бессознательного русского народа
а вот сейчас проснулся.


stas_senkin: (Default)

На улице весьма много хороших людей, которых
не сделала чудовищами самая что ни на есть злая жизнь.
В поездке в один из монастырей на богомолье,
а паче на отдых от улицы, хоть и под суровый монашеский надзор,
познакомился я с одним каликой перехожим -
парнягой примерно так одних со мною лет,
неплохо одетого и следящего за собой, но беспаспортного,
а значит, безработного и безжалостным образом бесправного человека.
Рассказал мне свою историю: сам родом с Перми, мать осатанела и 
стала сожительствовать с собственным сыном. 
Стали травить этого парнягу мать с братом и он уехал в Москву
в надежде здесь стать человеком.
Но тут его ждало разочарование, устроившись на стройку,
парняга попал в самое что ни на есть рабство.
"Хозяин" забрал паспорт, заставляя трудиться за еду,
потом и на него самого наехали бандеры и "хозяин" куда-то исчез.
Естественно, паспорта назад получить не удалось.
Много было путей у человека сего калики перехожего -
уличное воровство, мужская проституция или просто
алкогольная деградация, но стал он искать смысл своих скорбей
и чудо! - обрёл веру крепкую и силу духовную, трезвость и трезвение. 
Стал человек сей бродить по храмам Божьим, трудясь
во славу Божью. Где-то его принимали, где-то гнали - 
больше гнали, чем принимали, всё из-за документов.
Но за десять лет скитаний и уличного трабла
выработал человек Божий не ожесточённый, волчий, характер души,
а наоборот - какой-то мягкий. Другой бы проклял сурового Бога,
воздвигшего на молодого парня такие скорби, а он от всей души
Его благословлял и благодарил. Весьма удивлён я был
встретив в наш неверный и развращённый век такую веру.

Отчего так? Сытый может благодарить господа за сытость,
но в большинстве своём такие спят душой, а скорбящие бедолаги
в большинстве своём тоже проклинают Бога, погибая в алкогольном бреду,
но иногда, как показал случай с этим парнягой, благодарят за всё.
Тогда я и подумал, может быть, будучи сытым сей парняга бы и спал душой,
а иной, благодарящий Бога в сытости, попавши в неблагополучия, впал бы в хулу. 

В общем-то эти рассуждения давно известны. Но вот чего я не понимаю:
Почему большинство и сытых, и неблагополучных не принимает Бога?
Но всё равно кто-то из них благоденствует, а кто-то нет.
Подобно библейскому Иову я подымаю глаза на небо,
безмолвно вопрошая Бога. Но не получаю ответа.
stas_senkin: (Default)


Понедельник, зачало поста, мирственная и недурная погода.

Я шагаю по липкому снегу, бубню про себя какую-то песню.

Глаза вниз, руки по карманам, мысли в просительной молитве…

Вдруг мне серебрит глаза иерейский крест, обычный такой, из мельхиора.

Это что ещё такое?! Чешу затылок и оборачиваюсь вокруг.

Никого. Улица пустая, хотя времени ещё часов восемь.

Я сажусь на корты, беру крест в руки и думаю, куда б его деть?

С собой его взять как-то нехорошо - в воровстве ведь могут обвинить,

да и вообще даже для несуеверных мирян, к коим я принадлежу,

это что-то да значит - найти на дороге иерейский крест. Подымаюсь.

Раньше бы во времена послушничества, я бы счёл находку добрым знаком,

неким символом скорого рукоположения. Но познав священников,

как несчастнейших из православных, заложников многих недобрых вещей,

теперь я бы не рукоположился ни за какие коврижки.

Однако с крестом уже нужно было что-то делать, так или иначе.

Решил сбагрить его какому-нить иерею, спрятал в карман и пошёл к ближайшей церкви.

Церковь нашёл быстро - большой храм Екатерининской постройки,

рядом с железной решёткой сидит ватага нищих, врата открыты настежь.

Подаю нищим скопившуюся мелочь и захожу, как обычный захожанин.

Мглистый свет свечей и запах ладана пробуждают благоговение.

Снимаю шапку, прислушиваюсь: - ага! окончание Великого канона Андрея Критского -

клиросный опыт не забудешь и не пропьёшь. Смотрю священник у аналоя

в углу правого придела беседует с какой-то женщиной средних лет,

вытирающей слёзы своим же платочком и жалобно выговаривающейся.

Рядом ещё и очередь из старушек. Батюшка немолодой, седой, густобородый,

скорбно качает головой и иногда кладёт ладонь на голову женщины.

Потом бух! поклон - бух! ещё. Все стали бить поклоны, включая меня.

Читалось «Господи и Владыко живота моего…» Раз! и из моего кармана выпадает

иерейский крест и так громко ещё! Батюшка к тому времени уже отбил положенное

и развернувшись в мою сторону зорко глядел как я подымаю крест.

Иди уже! - говорит плачущей женщине и глаз с меня не спускает,

старушки только ринулись к нему, но старец погрозил им пальцем

и этим же пальцем начал меня подманивать. Подхожу, кланяюсь

как положено, беру благословение и вытаскиваю крест.

- Откуда у тебя этот крест! - батюшка вдруг сделался таким грозным,

наверное, чтобы пробить на понт, мало ли, может я жулик какой?

Ну, рассказываю обстоятельства, как нашёл, где нашёл и почему пришёл -

отдать хочу иерейский крест в любую церковь. Батюшка берёт его и смотрит,

улыбается, глаз не спускает. На вес пробует ладонью, царапинки рассматривает.

- Сколько хочешь за этот крест, человече?

Да не надо ничего, грю, но если дадите нечто, не откажусь, пожалуй.

 - Вот что, говорит старец, доставая из широкого кармана рясы книгу

«Покаяние Агасфера» - написанную мной же самим пару лет назад (!).

Всучает. - Вот тебе книга, читаешь ведь книжки-то? Там о покаянии много, ты это...

 - Тут батюшка совсем нахмурился и всё его добродушие ушло.

- Не лги мне! Не смей! - он начал грозиться пальцем. Не давая

спросить в чём дело, продолжил. - Не мог ты его сёдни найти крест этот,

потому как я ещё на Мытаря и Фарисея его потерял где-то или оставил.

Скажи откуда взял, украл ли, покаешься, только не лги мне! Я те чо?!

Бога не боишься? Служба закончится, я прихожан позову, они те

язык-то развяжут. Батюшка раскраснелся и укоризненно начал меня обличать.

Я тоже покраснел от стыда и опустил голову: - а вы совершенно

не можете помыслить, что я сказал правду?

- Не могу! - затряс бородой батюшка. - покайся, или знаешь что?!

- Он выдохнул и указал на выход: - пистуй отседа, охальник!

Вот уж, думаю, искушение - до матерков батюшка дошёл.

Я поплёлся к выходу, как оплёваный, под злобными взглядами старушек,

которые сидели рядом свидетельницами и готовы были прийти на подмогу.

Тут я не выдержал и набычился, развернувшись, потряс книгой:

А если я скажу, что эту книгу "Покаяние Агасфера" написал, тоже не поверите?!

Тут батюшка добродушно засмеялся, сменив гнев на милость:

- Ты мне ещё скажи, что Библею написал, охальник ты эдакий! Ну иди уже!

Но я подошёл обратно к аналою, достал паспорт, еще несколько книг,

где были фотографии на которых можно было легко узнать меня

и рассказал историю написания этой книги и немного про Афон.

У батюшки от сказаний этих прямо выпучились глаза и он, видимо,

на какое-то время, принял меня за беса или даже ангела.

Я спокойно протягиваю его же "Покаяние Агасфера" и говорю:

- Перечитайте, отче, там есть рассказы о том, что нельзя верить себе.

И опосля торжественно удаляюсь к выходу.

Уже крестившись на выходе слышу как батюшка стал восклицать:

- Чудны дела твои, Господи! Чудны дела твои, Господи!

Что ж, думаю, выходя за церковную ограду на улицу:

- к этим словам я полностью присоединяюсь.



Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios