Mar. 15th, 2012

stas_senkin: (Default)

Как-то в своих скитаниях я встретил дедка - Божьего человека

и он преподал мне некое интересное учение. Суть его состояла в том,

как следует христианину относиться к другим людям. Дедок

этот был убеждённым христианином, хотя и без фанатизма, свойственного старости.

Он с уважением относился даже к цыганам, евреям, кавказцам и азиатам,

практически также, как относился и к русским православным хрестьянам.

Это меня, честно говоря, немало смущало и попахивало некой прелестью.

Мы жили с ним в гостинице Оптиной Пустыни, готовились к причастию.

Дедок оказался весьма общительным человеком и за два дня поведал мне

немало душеспасительных и интересных историй, некоторые из

которых, надеюсь, вы прочитаете и в моём журнале. Спаси его, Господи!

Первый день мы с ним весьма бурно спорили – дедок оказался холериком.

Спор же наш в двух словах состоял в следующем – кому нужно делать

добро в первую очередь? Я настаивал на том, что делать добро следует ближним,

как пел Борис Гребенщиков – «в сердце для всех не хватит мест»;

сперва делай добро своим друзьям, семье, единоверцам, своему народу,

а если уж что-нибудь останется – тогда, конечно, нужно помогать и всем остальным.

Весь мир спасти – говорил я – не смогу, но вот друзьям помогу.

Мы спорили довольно долго, пока дед не достал старое засаленое Евангелие и не

открыл его. Затем начал медленно читать нараспев:  И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель!

 что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?  Он же сказал ему: в законе что написано?

 как читаешь? Он сказал в ответ:  возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим,

 и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим,

 и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал;

так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?

На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам,

которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один

священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте,

подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его,

сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла,

привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал

содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда

возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

На это я отвечал: в этой притче сказано о человеке, попавшем в беду;

естественно, если я попаду в беду, не важно, кто мне поможет:

мусульманин, еврей или язычник. Чтобы выжить, я с благодарностью приму помощь

от любого доброго человека и в моей жизни были уже такие случаи. Если же я увижу

попавшего в беду мусульманина, еврея или даже язычника, я знаю,

что должен оказать ему помощь. Иначе какой я христианин?

Но ведь здесь Христос берёт критический случай – человек попал в беду!

Да, в таком случае это мой ближний. Но если чужак не в беде?

С какой стати я должен тратить энергию на то, чтобы помогать ему?

Дед почесал затылок – Я знаю, что ты имеешь в виду!

Ты говоришь об обязанностях перед ближними своими:

ты обязан помогать своим родителям, потому что они тебя воспитали,

растить своих детей, потому что они продолжат твой род,

должен хранить веру отцов своих, сплачиваться вокруг своей семьи,

своего народа, но это всё что касается твоих обязанностей.

Но добро – дед поднял кверху палец - ты должен делать каждому!

Если ты говоришь, что для цыгана или еврея в твоём сердце уже нет мест,

или, как некоторые, даже испытываешь к ним ненависть, то отстоишь ты

от истинного христианина, как ниандерталец от Homo Sapiens.

Добро ты должен творить всем и любить сердцем всех!

Тогда я произнёс непрошибаемый аргумент:

- А если завтра война?! Как я могу любить того, кого не только не знаю, но

и должен убить, потому что, в ином случае, он убьёт меня и представителей моего

народа?! Получается, по твоему, чтобы не быть ниандертальцем, следует

стать толстовцем и не противится злу насилием. Что скажешь на это?  

Тогда дед крепко задумался и очень грустно произнёс:

– война есть проклятие человеческого рода;

но даже её причиной является любовь, иной раз и сильная любовь,

вектор которой направлен на себя, свою семью, род, религию, народ.

Мы всё ещё учимся любить друг друга через ненависть к чужим,

поскольку в покое и сытости мы становимся безразличными.

Но тем не менее, война абсолютно противоречит учению Христову.

- И что нам делать, старик? – Дед вдруг осунулся – Не знаю, действительно не знаю…

Иногда мне кажется, что Христос переоценил наш человеческий род

и мы не созрели до настоящего христианства, как ниандертальцы

не созрели до Homo Sapiens. Но пока Земля ещё держится,

у нас есть шанс всё изменить…  - Дед улыбнулся:

- и я очень надеюсь, что у нас всё ещё впереди! 

Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios