May. 1st, 2012

stas_senkin: (Default)


Ненавидящие очи, густые брови, растрёпанная борода –

я повстречал его на тесных лесных тропинках;

в его руках было старое ружьё. Незнакомец оскалился

и взвесил ружьё на вес. Я стал спрашивать, что ему нужно?

но это оказалось тщетным – он оказался немым

и похоже он вовсе не понимал человеческую речь.

Незнакомец поправил своё старое пальто и, толкая ружьём в плечо,

повёл меня только известными ему тропами. Я хотел сбежать от него,

но он следил за каждым моим взглядом и постоянно улыбался.

Его улыбка была отвратительна, когда он скалился,

его глаза выражали бешенную злобу – злобу отверженных.

Наконец в гуще ивовых кустов показалось его жильё, сколоченное

из  разбитых досок, по которым ползали мокрицы.

Незнакомец втолкнул меня внутрь, как раз начинался дождь.

Я осмотрел его жильё – хлам, серпы, топоры и ножи –

орудия убийства. Я даже не увидел его ложа, только

большой стол посредине жилья, запёкшийся от крови.

Этот человек был охотником – на крючьях висели шкуры,

а под ними под ними мешочки с солью.

Данный субьект приковал меня цепью к ошейнику,

прибитому к стене большими гвоздями.

Я попытался знаками показать, что мне больно,

но охотник ударил меня ладонью, как будто

хотел прихлопнуть комара. Я понял, что этот сумасшедший

охотится на людей. Шла война и пропажа человека

уже никого не удивляла. Если ты убил косулю или оленя,

необходимо было дотащить добычу до жилища,

человек же шёл сам в логово убийцы, как ягнёнок на заклание.

Охотник переоделся, поел - у него было сушёное мясо -

и стал заправлять патроны порохом и дробью.

Как раз было первое мая – день победы трудящихся.

Охотник достал самогонки и налил два стакана,

Я подумал, что один стакан для меня, чтобы смягчить мою участь,

но он выпил залпом один за другим, закусив человечинкой

 и завыл нечто на манер песни. Омерзительные звуки вызывали ужас.

Я с горечью подумал, что меня не дождутся в домике любимые жена и дети

и даже не поймут где я – все вязанки хвороста охотник предусмотрительно

разбросал по лесу. Я вспомнил то, чему учил нас сельский священник –

не противиться Злу. Так что же – мне необходимо быть съеденым

неизвестным сумасшедшим охотником, чтобы выполнить заповедь Божью

или заповеди толкуются в зависимости от ситуации?

Тогда это и не заповеди больше, а софизмы облечённых епитрахилями.

Закаляй свой меч – тебя могут сожрать! – нет такой заповеди,

а ведь мир полон злых и опасных людей – врагов человечества.

Я взмолился со слезами и надрывом: Богородица помоги мне!

Охотник посмотрел на меня мутными глазами и достал со стола обвалочный нож.

Он жарко дышал перегаром и хрюкал от удовольствия.

Такие всегда измываются, перед тем как убить. Я не дрожал как кролик,

но страх был возобладающим чувством. Нож прочертил царапину на лице.

«Не убий» – подумал я, вспомнив заповедь священника и сжал в руках спрятанный гвоздь.

Перед тем, как людоед чуть не вырезал мне глаза, я выколол у него око.

Око за око – зуб за зуб – иначе и быть не могло. Да, это лишь мой личный враг,

а не враг Отечества, которого по христианским понятиям лишь должно убивать,

но я всадил гвоздь ему в глаз так глубоко, что он поник и заныл.

Пока я освобождался от ошейника, он всё жалобно ныл и глядел на меня как циклоп на Одиссея.

Безусловно, это был человек сумасшедший во всех смыслах.

Я ещё раз сказал себе «не убий» и, отвернувшись,

нанёс большим веслом ему рану, несовместимую с жизнью.

Затем с радостью спасённого спалил это жилище людоеда.

 Запах дыма был ядовитым, я уходил теми же тропами,

которые запомнил по зарубкам, ведь я тоже был охотником.

Еле к рассвету добрался до дому. Жене ничего не говорил,

но она и не приставала с расспросами, любовь чувствует всё и без расспросов.

В то время Белые ещё боролись с Красными. Но я понял, что ни Белые,

ни Красные не остановят таких людоедов, которых становилось всё больше.

Голод и страдания никого не делали лучше.

Не остановит их и Крест Честной или молитва матушки Богданы из селения

Мазовцы. Их не остановит никто - ибо людоеды один на один с Богом! Их выбор

Зла есть осознанное деяние на Земле, где законы созданы мудрецами

цивилизации. Среди ночи я встал попить – вода, земля, огонь, воздух?

Всё, из чего мы созданы – всё это шутит в нас или мы шутим всем этим?

Люди страдающие, независимо злы они или добры, людоеды -

немыслимое Зло, происходящее на Земле, что это?

Отступление от Добра или неправильно пожаренная Богом яичница? 

stas_senkin: (Default)


Знаете, когда педофил убивает ребёнка,

вдоволь наизмывавшись над ним, во мне

не вспыхивает гнев – обычная реакция обречённых

на невежество. Убийства происходят ежеминутно,

они загоняют стадо в рамки государственности,

где псы охраняют общество.

Человеческая цивилизация слизана с пастушечьей,

цивилилизация  воров, подонков и педофилов

с охотничей. Люди пасут друг друга, стригут, доят

и охотятся. Возможно был бы выход. Моисей

его не дал. Христос разрушил то, что дал Моисей,

но в корне ничего не изменил. Щепки нужны для

спиленных деревьев, но люди-щепки хуже мёртвых кроликов.

Откуда льётся кровь для поддержания мира злых богов,

с боен, с педофильских притонов и героиновых барыг?

Я не хочу чтоб мой сын разделил долю счастливых,

как и несчастливых. Бог судит по своим правилам.

И он рассудит, кому чья печаль? Педофилы будут жить – их

подпитывает дьявол и они пасут детей без отцов.

Некоторые предлагают ласковые правила – некоторые убивают.

Но тот мир, который мы хотим сохранить, не существует.

Существует земля убийц и убиваемых.

Человечество не защитит свою любовь от монстров,

от войн, от болезней, где Бог выкашивает людей

как война. Война так война, ненависть так ненависть.

В каком пристанище вы хотите сохранить любовь?

Может быть, в фейсбуке, полном ваших «няшек».

Эрзац макет из мудрости человеческой,

обесцененный и проданный - собачатина.

Вы просто хотите ньюэйджевский апокалипсис,

хотя апокалипсис будет вполне христианский.

И взыщется вся кровь от пророка Захарии, убитого за алтарём

до наших дней.  Кто из вас поймёт – благо ему,

кто нет – проклятье. Бог не бабочка и не благой покупатель;

к этому ближе мягкие педофилы. А сейчас есть ли кто

среди вас, который готов пожертвовать первенцем,

как Авраам? Апостасия и гибель ждет наш род.

Лишь сохранившие крылья остануться целыми

и наследуют царство.

stas_senkin: (я)


Я хотел бы почёта – стариковского почёта – почёта умирающего,

но я разглядел в пседвосочувствующих – крыс.

Эти крысы пытались вызвать любовь, чтобы наступить на горло.

Сколько жестокости в вашем сострадании, сколько лжи

в признаниях любви! Я буду тянуть свою лямку, несмотря

на ваши ухищрения, но вы-то задумывались о человеческом облике?

Рано или поздно меня утянет моя искренность и не будет никого,

кто защитит меня. Я провалюсь в кровавую пену, захлебнусь

И страдание мое станет моей жизнью. Я хотел найти вокруг себя жизнь –

но после короткой игры я видел желание моей смерти чужих и близких.

Смерть не страшна если есть друзья. У меня один друг – Господь Бог.

Он состраждет мне, а вы смеётесь надо мной. Ваши молитвы Он не принимает –

они смердят. Я понимаю, что вы тоже страдаете, но нельзя своё страдание –

то есть моё - разыгрывать в своих играх. Полотнища красочных заблуждений

превращают ваше «добро» в изощрённое преследование. Ведь я сказал

о самоубийстве, а волк, услышав, не отстанет пока не убьёт. Я разбиваюсь о любовь

к вам как корабль о скалы, я страдаю о вас как сын о матери.

Много или немного мне осталось – моё сердце бьётся о вас,

любит вас, пусть даже ваше намерение убийственно для меня.

Вы возможно пустили слезу и она как бальзам на душу,

Но я чувствую лишь пустое – пустоту направленную вовне.

Я волную вас лишь как волна корабль, прибиваемый к берегу.

Я мягок и твёрд, но вам надо причалить и вы думаете, что

с таким отношением ко мне вы причалите к гавани вечного покоя.

Что ж, дай-то Бог но у меня своя природа, чуткая к любви и равнодушию.

Как бы не прибило вас к гавани вечной печали. Прощайте, равнодушные,

обходите меня стороной, ищите более лёгкий путь к радостной вечности.

Со мной будут только теплосердые и любящие, даже если иногда

на них накатит волна раздражения, но равнодушные уйдут

в другую сторону и я не знаю, что их ждёт. В моей жизни были

люди, называвшие себя родными, они убили любовь, они

повернули курс, равнодушные и теплохладные, играющие

детьми как игрушками, сжигающим родное.

Вы сожгли всё, что можно, теперь у меня нет НИКОГО.

Прощать вас всё равно, что реанимировать мёртвых.

Но прощайте, прежде любимые – вы несущие вещизм,

вы опрокинули чашу, где нас, ещё любимых, ждал ответ.

Ответа больше нет!      

Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios