stas_senkin: (Default)
По многочисленным просьбам трудящихся на ниве Христовой публикую здесь свой рассказ "Осторожно афониты". Так как ко всему вам давно известному делу присоединились новые фигуранты, которые сейчас находятся в состоянии культурного шока от общения с небезызвестным вам старчиком. Ответы на беспокоящие и волнующие их вопросы они смогут найти в этом рассказе. 
Осторожно "Афониты" )
stas_senkin: (Default)

Однажды, путешествуя по высокогорным афонским скитам в поисках места для ночлега, я услышал удивительную историю призвания одного монаха на Афон.
Почти у всех насельников обителей и скитов Святой Горы есть подобная история о том, каким «удивительнейшим» образом он оказался в этом святом месте. Почти в каждой из этих историй, что монахи любят друг другу рассказывать, присутствует элемент чудесного. Слушать это все очень интересно и полезно.
В наше время истории призвания иностранцев интересней, чем у хозяев, ведь Афон — часть Греции, и ворота пустеющих афонских монастырей всегда открыты для эллинов. Но несмотря на видимую легкость, с которой греки могут попасть на Гору, остается здесь далеко не каждый. И у них, конечно же, есть свои интересные «истории призвания».
Католики любят говорить о неком «зове Божьем», предшествующем приходу человека в монастырь. Православные тоже принимают и «предваряющую благодать», и этот «зов», но не пытаются выявить в этом закономерность. Тем не менее, как я уже сказал, любят обсуждать истории кто, как и почему попал на Афон. Причем, бывает, что истории добродетельных монахов менее интересны, чем истории подвижников не очень праведных. Здесь, как в евангельском стихе о солнце, которое светит и на грешников, и на праведников (Мф. 5.45).
Некоторые рассказывают о чудесных явлениях, предшествовавших их появлению на Афоне. Некоторые добираются до Святой Горы пешком. Иные считают незазорным переходить границу нелегально, считая успешный переход знаком явного благоволения Божия. Мол, не надейтесь на князей и сынов человеческих, ибо нет в них спасения.
Даже у обычных паломников свои собственные истории о том, как они попали на Афон.
В свое время я наслушался этих историй немало, но та, что мне рассказал монах Серафим меня по-настоящему удивила. Он подвизался здесь лет восемь-десять. По нынешним меркам — это уже давно. Но за это время Серафим так никому и не рассказал, откуда он пришел и какова его личная история прихода на Гору. Одни отговорки — мол, Бог привел, и все.
Года четыре Серафим прожил в Филофее, затем пожаловался на климат и ушел. Его осуждали за уход из монастыря, потому что, по мнению всех русских, еще года два — и его бы постригли. Филофей и правда стоит в низине, и климат здесь влажный, но, скорее всего, Серафима погнало отсюда искушение. Затем он отлучился на какое-то время в Россию и вернулся уже мантийным монахом. Захватив или выкупив келью, он начал жить один, изредка посещая русский монастырь. Он не был болтлив, и поэтому его разговорчивость в тот вечер меня крайне удивила, но раньше я с ним вино не пил. Вот уж, правда: хочешь узнать человека — выпей с ним вина.

Вот вкратце его история )
stas_senkin: (Default)
Однажды я беседовал с юродивым старцем Анфимом о природе Божьего промысла. Он был, как всегда, прям:
— Мы с тобой глупцы, чтобы говорить на такие темы, пусть лучше об этом судачат богословы. Они-то уж точно знают, что такое Божий промысел и как он проявляется. Они и книг много написали, вот и читай их, я-то ведь не знаю об этом ничего.
— Но я уверен, геронта, что Бог открывает тебе поразительные вещи, но ты, по смирению, отказываешься научить меня тому, что знаешь сам.
— По смирению? — геронта улыбнулся. — Да ты точно глупец! Говорю же тебе, я понимаю промысел и истину лишь в меру своего понимания, богословы — своего. И даже животное понимает его в свою меру. Что ж ты хочешь-то от меня?
Я сделал перед старцем земной поклон.
— Я хочу слышать из твоих уст, как ты это понимаешь!
— По-по-по, а ты ещѐ глупее, чем я предполагал. Хорошо, я расскажу тебе одну древнюю историю, которую я услышал от своего старца, когда у меня возникли похожие недоразумения. Тебя это устроит?
— Ещѐ бы!
— Старец мой говорил, что у этой истории — свой дух, который я смогу понять только по мере своего понимания.
И то, что я еѐ понимаю по-своему, не значит совершенно ничего. Ты понял? — Да.
— Ну ладно, тогда слушай: однажды, много веков назад, на Святой горе объявился странный человек. Впрочем, «странный»— не очень подходящее слово, поскольку здесь, на Афоне, все странные. Человека этого нашли на берегу монахи, где его, избитого, оставили сарацинские пираты.

Read more... )
stas_senkin: (Default)


КОСУЛЯ


- Сотвори милость рабу твоему! – Поседевший в подвигах зилот Антоний – старец одной керасийской кафизмы искал свою косулю. – Лало! Лало! – Слышались в лесу жалобные крики старика.
Маленькая годовалая hpakoh – так звали пропавшего зверя – была найдена старцем полгода назад. По-гречески это слово означает «послушание» и старец сейчас искал косулю, как юный подвижник ищет нелицемерного послушания у не прельщенного духовника. Отец Антоний ее очень любил.
Он хорошо помнил, как вытащил ее из оврага, близ тропинки, ведущей в Великую Лавру. Косуля тогда была еще совсем маленьким олененком. Она, по всей видимости, сломала ногу и не могла выбраться из оврага. Обычно животные боятся человека, но этот олененок, услышав шаркающие шаги прогуливающегося с большим посохом старца, жалобно заблеял, как бы позвав его на помощь. Геронта Антоний умилился, рассмотрев, сквозь толстые линзы очков, плачущего зверька, и, рискуя сам сломать ногу, полез в овраг. Вытащив на тропинку дрожащее от страха и боли животное, старец любовно обнял его и понес, маленькими осторожными шагами, в кафизму. Он был уже совсем стар. Его жизненный путь перевалил через восьмой десяток лет, а монашеский - подходил к пятидесятилетнему рубежу. Нести, даже олененка, старику было очень тяжело, - монашеское сердце билось гулко и отдавало в виски.
Отец Антоний жил один в маленькой деревянной кафизме – бывшем сарае богатой русской Кельи святого Иоанна Богослова на скиту Кераси. Сама Келья стояла тут же в пятидесяти метрах. В ней жили пять молодых крепких монахов-зилотов во главе с добрым старцем Ираклием. Старец Ираклий был очень щедрым человеком. Потому отец Антоний был всегда сыт и одет. Зилоты в Иоанна Богослова занимались иконописью, заказов у них всегда хватало, а значит и наличных средств, достаточных для содержания этой большой Кельи, почти скита.
Антоний переселился в эту кафизму пару лет назад по приглашению старца Ираклия, своего старинного приятеля, когда почувствовал себя настолько немощным, что не мог уже обходиться без посторонней помощи. Послушников отец Антоний не брал принципиально, потому, как был нелюдим и избегал всякого общения. По этой причине старец отказался перейти в саму Келью, предпочетши удобному теплому помещению этот грубо сколоченный сарай. Так он сохранил долю независимости и мог всегда получить от братьев помощь, в том числе и врачебную, - один из здешних монахов окончил афинский медицинский институт.
Когда братья увидели бредущего по тропе без посоха и обливающегося потом отца Антония, который нес в слабых морщинистых руках маленького олененка, этот врач, - молодой рясофорный послушник Григорий быстро поднялся к нему и помог донести больную косулю до кафизмы. Затем он повязал животному на ноге бандаж и вколол успокоительное лекарство:
- Как назовешь звереныша? – Поинтересовался Григорий у старца.
- Отец Антоний неожиданно весело рассмеялся. – У меня никогда не было послушания. Назову-ка я ее hpakoh, - смогу хоть на старости лет, со спокойной совестью, говорить всем, что, наконец, обрел послушание. Лучше поздно, чем никогда.
- Смиренный раб Божий! – Григорий рассмеялся в ответ. - Что, значит, оставишь ее себе?
Read more... )


Я в Живом ЖурналеЯ в ТвиттереЯ в FacebookеЯ в Я.руЯ в LJR
stas_senkin: (Default)

    

                                     
     МАТЬ

 

                  Она помнила его первые шажки, когда сын, шатаясь от слабости своих пухлых ножек, протягивал к ней ручки, топал-топал, и, едва не грохнувшись на пол, попадал в ее объятья. Он был таким красивым, сильным и добрым мальчиком. Он все ловил на лету, - все самые добрые слова и красивые движенья, от него так и веяло весной, которая хотела, видимо, остаться с ним до самой старости. Мать помнила его первое слово, как и у многих других детей, это было слово «мама». Он произнес его и загадочно улыбнулся. Матери запала в душу эта загадочная улыбка, она, как и всякая женщина, хотела разгадать все загадки на свете, но эту разгадать ей было не под силу.

                Мать имела поистине большое сердце. Ее любви хватало на всех, но, больше всего, она любила именно его. Казалось, что с самого рождения, над ним сияла счастливая звезда, которая никогда не уходила с его небосклона, ни днем, ни ночью.

Его отец и ее первый и последний муж ушел к другой женщине, но она никогда не винила своего мужа и считала, что просто не смогла дать ему то, что он хотел. – Что ж, рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше. – Говорила она на подружечьих посиделках. – Но зато у меня есть мой малыш. – Она подзывала мальчика и гладила его непослушные кудри. – Он восполнит мою жизнь с избытком! – И даже ее подруги не сомневались в этом.

             Любая семья имеет свой маленький рай и маленький ад. Мальчик рос в раю ее любви, а весь ад она оставляла себе и никогда не приносила домой весь ворох мелких обид и недопониманий, которые всегда окружают обычного человека. Но ее любовь не ослабляла сына.               

Этот мальчик никогда не обижал своих сверстников, в детских, подчас жестоких, забавах, и всегда заступался за слабых.

                   

Read more... )

 



Я в Живом ЖурналеЯ в ТвиттереЯ в FacebookеЯ в Я.руЯ в LJR

Profile

stas_senkin: (Default)
stas_senkin

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 12:59 am
Powered by Dreamwidth Studios